Вход
kolokray.tour@gmail.com
kolokray@ukr.net
(050) 33 44 900
(067) 240 32 09
(044) 383 95 51
(067) 323 55 77
  • Экскурсии по Киеву
  • Туры по Украине
      • Среднее Поднепровье
      • Подолье
      • Сиверщина
      • Полтавщина
      • Запорожский край
      • Волынь
      • Галичина
      • Закарпатье
      • Буковина
      • Причерноморья
      • Крым
      • Слобожанщина
  • Активный туризм
  • Туры за Рубеж
  • Достопримечательности

Доценко Александр - офицер армии УНР

Александр Доценко, храбрый боевой офицер армии УНР, подполковник, старший адъютант Главного Атамана Симона Петлюри, а в то же время - отважный и проницательный наблюдатель тех трагических событий, автор «Летописи украинской революции» (многотомное документальное произведение, к сожалению, малоизвестное у нас), которая описывает ситуацию, что сложилась в начале осени 1919 года: «Украинские армии после вступления 31 августа в 1919 г. частей Деникина в Киев, который был быстро оставлен нашими войсками, оказались перед опасностью окружения, с одной стороны, большевиками, с другой - «добровольцами»-деникинцами, а из-за Збруча и с севера надвигалась польская армия, с которой тоже не было ни одного согласия. Началось спешное отступление босых, голых, голодных и деморализованных украинских частей. Уже в начале сентября войска отошли на линию Козятин - Бердичев - Житомир, а французы в это время высаживали новые деникинские части, которые занимали позиции в южной Украине вместе с Одессой, лишь недавно перед этим оставленной большевиками». И дальше: «На фронте тихо. Военные акции ограничивались только разведкой в сторону врага. Начальная команда Галицкой армии стояла в Виннице, наша команда армии Надднепрянщины УНР - в Жмеринке, а войска занимали более давние позиции. Случилось что-то страшное и для войска, и для государственности УНР, но это было неясным и для казака Надднепрянщины, и для стрелка Надднестрянщины».

Неутешительным, по свидетельству Александра Доценко, был и политический «ландшафт». «Были два правительства, - вспоминает он, - наш республиканский, то есть правительство УНР, и монархический - галицкая Диктатура - так тогда говорили. Одни и вторые считали только себя умными и способными к государственной работе; одни и вторые стремились уничтожить своих политических врагов, однако нерешительность наших и опасения галичан не решили дела ни в ту, ни в другую сторону. Диктатор Евгений Петрушевич боялся агитации между населением». Что же касается УНР, то, по мнению Доценко, «делами тогда руководила не Директория, а Правительство, точнее - центральные комитеты правительственных партий. В этом, собственно, и было все зло для Республики, потому что партийные интересы относились более всего, сверх дел государственных». Сказано четко и недвусмысленно.

А что же между тем происходило на фронтах? Отступление под давлением большевиков, поляков, деникинцев, за которыми стояла Антанта, - а с Махном, который именно тогда, осенью 1919-го, стал наносить сокрушительные удары по деникинских группам, понимания так и не достигли... На целом фронте разворачивались тяжелые бои на жизнь и смерть. Шла борьба за существование украинской государственности, соревновалось наше стрелецтво с новым, сильным врагом, который протянул свои когти к украинской земле.

Вот такая жуткая картина. Что же происходило тогда в политических «верхах»? Доценко пишет: «Вместо объединения, сконсолидирования всех общественных сил, не взирая на принадлежность к командам, вместо помощи фронту, увеличения армии и единодушного выступления, как внутри против врага нашей государственности, так и внешне, на международной арене, занялись организацией и реорганизацией несуществующих реально сил на реально существующем месте. Начались бесконечные суды и пересуды, ругательства и ссоры, в которых надднепрянцы и надднестрянцы выливали друг на друга целые ведра помой. Вот такая в общих чертах была тогда ситуация, а фронт между тем таял как воск на огне от вражеской пули, и не так еще от нее, как от свирепого тифа, от голода, холода и деморализации, потому что и там умостила себе гнездышко политика правительственно-партийного центра».

Страсти здесь особенно заострились в связи с тем, что - хочешь или не хочешь - приходилось в этой катастрофической ситуации искать внешнеполитических союзников. Кто мог бы им стать? Польша, страны Антанты, «белая» деникинская Россия, Румыния, Чехословакия? А может, красная Москва? Как раз осенью в 1919 году (возможно, в подсознательном предчувствии неминуемого поражения) знаменитый галицкий общественный деятель и законодатель, доктор Константин Левицкий, опубликовал в «Украинском Флаге», официозе галицкого посольства в Вене, статью под названием «Куда дорога», посвященную как раз этой самой проблеме. Левицкий писал: «Когда собственные силы изнывают, нужно искать союзников. Поэтому вынырнул вопрос, мы сами собственными силами видержим тот большой боевой фронт и побьем наших врагов - или стоило бы стратегически сей фронт сократить и дипломатически искать союзника». 

В настоящее время, 100 лет спустя, легко «разоблачать» наивность Левицкого (Петлюра, как известно, пошел как раз противоположным путем, однако успеха тоже не достиг). Лучше вспомним два высказывания великих. Конфуций: «Тупой, жадный управитель - это дворец, построенный на хрупком песке». Бисмарк: «Государству лучше заключать союз с более слабым партнером, чем с более сильным». А еще лучше задумаемся, почему УНР Петлюры, в отличие от Польши Пилсудского, не смогла защитить государственную независимость своего народа и к чему это привело. 

(Автор – Игорь Сюндюков)